Каждый церковный год по окончании первой недели Великого поста христиане празднуют Торжество Православия в память о том дне, когда Церковь защитила право почитания икон и преодолела ересь иконоборчества, возникшую в начале VIII в. Иконоборцы не принимали тот факт, что у Бога может быть схожее с человеческим обличие, поэтому воспринимали создаваемые руками людей иконы как идолы. Изначально упреки касались только поклонения христиан иконам, но впоследствии превратились в ненависть к самим иконам и неприятие их как таковых. Эту ересь поддержали правители, поэтому она быстро распространилась и привела к притеснениям и гонениям почитателей икон. На первый взгляд может показаться, что почитание икон – вопрос лишь церковной практики. Однако иконоборчество по сути своей является христологической ересью, отвергающей реальность Боговоплощения.

Ересь иконоборчества была отвергнута Церковью на Седьмом Вселенском Соборе в 787 г., по постановлению которого иконы ставятся в один ряд с Евангелием и Крестом. Равенство священного текста и изображения, как следствие приводит к ограничению иконописца текстами Священного Писания или житий святых – можно изобразить красками ту же видимую глазами реальность, которую текст изображает словами. Бога невозможно было изобразить до воплощения, но в Новом Завете «Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца» (Ин. 1:14). Следовательно, смысл иконы заключен не в вещественной красоте, но в передаче духовной красоты первообраза, которая есть Богоподобие. В иконописи Церковь выражает догмат Преображения человека и всей твари, который понимается и передается как вполне объективная реальность.

Догмат о иконопочитании 367 святых отец VII Вселенского Собора выражается следующим образом: «…подобно изображению честного и животворящего Креста, полагати во святых Божиих церквах, на священных сосудах и одеждах, на стенах и на досках, в домах и на путях честные и святые иконы, написанные красками и из дробных камений и из другого способного к тому вещества устрояемые, якоже иконы Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и непорочныя Владычицы нашея святыя Богородицы, такожде и честных ангелов, и всех святых и преподобных мужей. …и чествовати их лобызанием и почитательным поклонением, не истинным, по вере нашей, Богопоклонением, еже подобает единому Божескому естеству, но почитанием по тому образу, якоже изображению честного и животворящего Креста и святому Евангелию и прочим святыням фимиамом и поставлением свечей честь воздается, яковый и у древних благочестный обычай был. Ибо честь, воздаваемая образу, преходит к первообразному, и покланяющийся иконе поклоняется существу изображенного на ней».

Учение Церкви об образе и ее отношение к ветхозаветному запрету с особой ясностью выражены преп. Иоанном Дамаскиным в его «Словах в защиту святых икон», написанных в ответ иконоборцам, отрицавшим иконы как раз на основании ветхозаветного запрета и смешивавших христианский образ с идолом. Преп. Иоанн раскрывает смысл ветхозаветного запрета и, на сопоставлении текстов двух Заветов показывает, что христианский образ не только не противоречит библейскому запрету, а является его завершением, так как исходит из самой сущности христианства. Исходя из учения преп. Иоанна Дамаскина, епископы-иконоборцы получили на Соборе прощение, а на последних заседаниях было составлено определение о почитании икон, где говорилось: «Мы неприкосновенно сохраняем все церковные предания, утвержденные письменно и не письменно. Одно из них заповедает делать живописные церковные изображения, так как это согласно с историей евангельской проповеди, служит подтверждением того, что Бог-слово истинно, а не призрачно вочеловечился, и служит на пользу нам».

Священник Кирилл Петрович