К моменту создания Саратовской губернии в 1782 году ее территория простиралась от границ Пензы и Тамбова до астраханских степей. В ХVII–ХVIII веках правительство, стремясь заселить пустующие земли Поволжья, раздавало их за заслуги дворянству. Помещики перевозили в новые владения крепостных из густонаселенных Московской, Владимирской, Ярославской и других губерний. В Поволжье было много поселений экономических крестьян, т. е. принадлежавших непосредственно государству. Русские села тесно соседствовали с татарскими, мордовскими и чувашскими.

Императрица Екатерина II, пытаясь обезопасить границы юго-востока страны, издала указ 4 декабря 1762 года, которым разрешалось всем старообрядцам, бежавшим в конце ХVII — начале ХVIII веков за границу, вернуться на родину и занимать свободные земли по левому берегу Волги. Им было позволено записываться в любое податное сословие — купцы, мещане, крестьяне.

К началу ХIX века на левом берегу Волги на реке Иргиз возникли крупные старообрядческие монастыри, которые содержались на средства богатых купцов-раскольников почти всей России. Их богато убранные храмы, торжественные службы привлекали массу паломников. Число монахов и насельников постоянно росло, т.к. монастыри принимали всех без каких-либо документов — и беглых священников, и лиц, которые не всегда были в ладах с властями у себя на родине. Одновременно в Саратове, Вольске и Хвалынске появились богатые купцы, приверженцы раскола. Богатое старообрядчество не могло не влиять на местное население. Если помещики присматривали за нравственностью своих крестьян, то государственные в вопросах веры были совершенно свободны, и часто целые села стали уклоняться в раскол.

Гражданские и духовные власти неоднократно пытались суровыми мерами навести порядок, но они не давали никаких результатов. Монастыри легко откупались, богатое купечество всегда для этой цели щедро субсидировало своих единоверцев. Владыка Ириней (Нестерович), управлявший Пензенско-Саратовской епархией в 1826–1828 годах, призывал действовать не путем репрессий, а только методом убеждения и просвещения темных масс [1].

В начале ХIХ века назрела необходимость создания на этой громадной территории, населенной выходцами из разных мест России, самостоятельной епархии, которая была открыта 30 ноября 1828 года. Перед первым саратовским епископом Моисеем (Богдановым-Платоновым) встала задача открытия новых православных приходов и подготовки кадров священнослужителей, для чего в 1829 году была учреждена Саратовская Духовная семинария.

В 1835 году с образованием Самарской губернии густо населенные старообрядцами Николаевский и Новоузенский уезды отошли к Саратовской губернии. Еще 4 сентября 1833 года Святейший Синод предписал Преосвященному Иакову (Вечеркову) начать организацию миссионерской работы и подбор проповедников среди раскольников из наиболее подготовленных священников, диаконов и причетчиков. Указом оговаривалось, что подбор миссионеров необходимо проводить очень тщательно и требовать от них отчетов о проделанной работе, для этой цели снять их с приходов и установить им регулярное жалование [2].

Рост числа раскольников беспокоил епископа Иакова, и в переписке со Святейшим Синодом он сообщал, что на 1838 год в Саратовской губернии только официально учтено 24 995 мужчин и 27 231 женщина, состоящих в расколе. Наибольшее их число в Николаевском, Новоузенском, Хвалынском, Вольском, Саратовском и Сердобском уездах. Для миссионерской работы были отобраны лучшие священнослужители, и Владыка просил отпускать им ежегодно — священникам 1000 рублей, диаконам — 500 и причетчикам 250 рублей [3].

По сведениям канцелярии саратовского губернатора на 1838 год в губернии кроме старообрядцев разных толков действовали секты духоборов, скопцов, субботников, жидовствующих и молокан [4].

Местные священники в своих приходах всегда вели разъяснительную работу среди паствы, но порой труды их были тщетными. Примером может служить рапорт на имя епископа священника села Юшина Сердобского уезда Алексия Лунина, где он докладывал, что окрестил 24 души младенцев из семей раскольников, но в селе большая группа старообрядцев, которые раньше исполняли все обряды Православной Церкви, а потом уклонились в раскол [5].

Правительство неоднократно обращало внимание на усиление миссионерства среди других народов России. В первые десятилетия ХIХ века были переведены на калмыцкий язык Евангелие от Матфея, катехизис и ставился вопрос о создании калмыцкой миссии, но слабое знание их языка среди миссионеров затрудняло проповедь. Наиболее приближенным к калмыцким кочевьям был Царицынский уезд, где с начала 30-х годов вели проповедь Православия священники Петр Лугарев, Георгий Соколов и Василий Делегенский, хорошо знавшие язык калмыков. В 1840 году в Царицыне при Скорбященской церкви было открыто училище для калмыцких детей — 10 мальчиков поступили на полное содержание церкви для обучения Закону Божию, катехизису и грамоте. Из-за отсутствия средств школа просуществовала недолго. За 30–40-е годы было окрещено всего 4000 калмыков.

Административное присоединение Иргизских монастырей в начале 40-х годов к единоверию не дало никаких результатов. Приверженцы старой веры постепенно разошлись по городам и селам губернии. Особенно много их осело в Хвалынском уезде. В густых Черемшанских лесах возникли скиты, постепенно превратившиеся в новые монастыри. По сведениям губернских властей за 1856 год в крупных селах Хвалынского уезда — в Самодуровке поморцев было 1266 мужчин и 1351 женщина; в Сосновой Мазе — 565 мужчин и 677 женщин. Старообрядцы сумели обратить в свою веру и рядом расположенные мордовские села [6]. Такое положение дел требовало серьезного отношения к миссионерству.

8 мая 1864 года Святейшим Синодом были утверждены «Основные правила для учреждения православных братств». Целью создания их было путем духовного просвещения народа противостоять расколу и развивать дело благотворительности. В крупных городах стали создаваться православные братства: Братство во имя Пресвятыя Богородицы в Санкт-Петербурге, Братство Митрополита Петра в Москве, Кирилло-Мефодиевское Братство в Чистополе, Братство Св. Гурия в Казани и других городах. Благодаря стараниям Владыки Иоанникия II (Руднева) 23 октября 1866 года в Саратове торжественно было открыто Братство Святого Креста. «Саратовские епархиальные ведомости» писали: «23 октября, в воскресенье, в день открытия Братства Св. Креста в г. Саратове Его Преосвященство совершил Божественную литургию в храме Страстей Господних при открываемом Братстве с о. ректором семинарии архимандритом Варфоломеем, кафедральным протоиреем М.С. Воронцовым и братией Крестовой церкви; проповедь во время литургии говорил один из учредителей Братства — благочинный священник И.В. Груздев» [7]. «После литургии был отслужен молебен; затем Владыка с учредителями и членами Братства с крестом — знаменем Братства отправились с пением тропаря «Спаси Господи люди Твои…» в залу Братства» [8]. Крест был поставлен на специально приготовленном месте, и началось торжественное заседание. После торжественных речей был утвержден Устав Братства Святого Креста, определивший основные направления его деятельности:

1) Распространение в народе истинно-православной веры с опровержением еретических заблуждений; для этой цели проведение устных бесед со староверами и сектантами; расширение миссионерской деятельности в местах, где распространен раскол; введение преподавания учения о расколе в VI классе семинарии.

2) Религиозно-нравственное образование народа путем создания церковных библиотек и издания популярных брошюр.

3) Христианская благотворительность.

Во главе Братства был создан совет из 12 выборных членов, в том числе: председатель, его два помощника и казначей. Совет избирался на 1 год. Членами Братства могли быть лица православного вероисповедания любого сословия, проживавшие в Саратове и в губернии. Капитал Братства состоял из членских взносов (3 рубля в год) и добровольных пожертвований. Членами Братства сразу стало духовенство церквей, преподаватели духовных училищ и семинарии, крупные чиновники, купцы, местное дворянство и простые прихожане церквей [9].

Следует отметить, почему местом деятельности Братства Святого Креста был избран Храм Страстей Господних. В документах Саратовской духовной консистории имеется ответ настоятеля Саратовского Спасо-Преображенского монастыря архимандрита Спиридона от 2 июня 1847 года на запрос Русского Географического общества о древних церквах: «…монастырь имеет в гор. Саратове, на Горянской площади, близ церкви св. Архистратига Михаила подворье, на котором устроена небольшая церковь, каменная, во имя Воздвижения Честнаго Креста. Эта церковь сделана из часовни, которая существовала, как говорит предание, со времени перенесения Саратова с левого берега р. Волги. Прежде она была за городом, у Московской дороги, деревянная, в 1772 г. вновь перестроена, с увеличением города стала внутри его. Во время пожаров в Саратове в 1757 г. 3 июля, 1774 г. 13 мая, 1811 г. 21 июня чудесно сохранилась, между тем, как все ближайшие строения вокруг ея каждый раз делались добычей пламени. В ней хранится, между прочею святыней, огромный Животворящий Крест, с Распятием Иисуса Христа. Предание говорит, что этот крест перенесли в новый Саратов из старого… что за Волгой, в некотором пустынном месте, близ речки Саратовки, он обретен калмыками, кои известили о нем русских, а сии взяли его, принесли в город и поставили в часовне. Стиль изображения распятия и доселе нисколько не повредился, весьма древний. Прежде, во время крестных ходов, перед сим крестом совершалась лития. И ныне жители города Саратова имеют полное благоговение к этой святыне. В 1827 г. по благословению Преосвященного Иринея, епископа Пензенского и Саратовского, вместо деревянной часовни построена каменная иждивением саратовских купцов Пулькиных, а по благословению епископа Саратовского и Царицынского обращена в церковь и освящена» [10].

Так как эта церковь была приписана к Спасо-Преображенскому мужскому монастырю и служили в ней монахи, то в народе ее называли просто Киновия (небольшое, отдельно стоящее подворье монастыря). Храм в середине ХIХ века оказался в центре города. Он был на пожертвования богато украшен — дорогая утварь, иконы в сребропозлащенных окладах. Колокольни храм не имел, но 8 колоколов, из которых самый крупный весом в 42 пуда, были подвешены на специальных столбах.

После учреждения Братства его члены активно развернули работу по распространению религиозной литературы и проведения духовных бесед в церквах. Была создана специальная комиссия, под руководством которой издавалась духовная литература и пособия миссионерам.

В 1868 году с разрешения губернатора В.А. Щербатова при Киновии был открыт склад духовной литературы. Правительство пошло навстречу открывшимся по всей России братствам — им выдавалась особая печать на бесплатную пересылку корреспонденции. Благодаря этому они могли рассылать книги и брошюры в самые отдаленные приходы епархии. Издаваемые с 1865 года «Саратовские епархиальные ведомости» регулярно печатали статьи противосектантского содержания. Литература Братства Святого Креста расходилась далеко за пределами губернии, даже из Сибири приходили письма в Совет с просьбой прислать духовные книги.

Популярность Братства быстро росла. Воскресные беседы в храме Страстей Господних проводили опытные миссионеры — сам епископ, игумен Мисаил, протоиерей И.В. Груздев и другие священнослужители. Иногда беседы проводились в форме вопросов и ответов. Порой на эти беседы собиралось до 500 человек. Приходили старообрядцы различных толков, молокане-воскресники. Нередко в Киновии возникали горячие диспуты [11].

Великим Постом религиозно-нравственные беседы проводились не только в храме Страстей Господних, но и в зале Городской Думы и в чайной на Верхнем Базаре. Они также пользовались популярностью у населения [12].

На попечении Братства был детский приют, называемый Детским Заработным Домом, расположенный рядом с Киновией в специально приобретенном доме (ныне ул. Октябрьская, 45). Дети здесь обучались грамоте, ремеслам и могли немного зарабатывать.

В 1875 году при Киновии была открыта бесплатная школа для детей из бедных семей. В этой двухклассной школе дети обучались Закону Божию, грамоте, молитвам, церковному пению. Обучение вели заведующий игумен Мисаил, иеродиакон Иона и бывший сельский учитель К. Грозов [13].

При Киновии была открыта бесплатная столовая, где ежедневно обедало от 50 до 100 бедняков, а в зимнее время и больше.

Еще в 1856 году согласно предписанию Казанской Духовной Академии в Саратовской Духовной семинарии было уделено внимание «миссионерскому против русского раскола образованию». Семинаристы летом под руководством священнослужителей проходили практику в селах, где было много раскольников, проводя с ними беседы.

К 1875 году в епархии были организованы четыре миссионерских пункта, где проводили работу:

1) В селе Усовка Саратовского уезда — священник этого села о. Викентий Коинов.

2) В селе Синодском Петровского уезда — миссионеры, выпускники семинарии Аркадий Златомрежев и Василий Орлов.

3) В селе Золотом Камышинского уезда — семинарист Михаил Муромский и псаломщик этого же села Павел Лебедев.

4) В селе Синенькие Саратовского уезда — воспитанники семинарии, а затем псаломщик этого села [14].

Позже, в 1880 году, Преосвященный Тихон (Покровский) вынужден был обратиться к приходам епархии с просьбой жертвовать на особую миссионерскую кассу, деньги, которые были предназначены на содержание разъездных проповедников [15].

Для расширения работы миссионеров в уездах 5 ноября 1878 года при Братстве Святого Креста был учрежден Саратовский Епархиальный Просветительский Союз. Цель его — создание церковно-общественных библиотек и складов для распространения религиозных книг, брошюр, картин и нот духовного содержания; содействие проведению в церквах проповедей, духовно-нравственных бесед; образования церковному пению и открытию церковно-приходских школ [16].

Необходимость подготовки квалифицированных миссионеров обусловила создание в 1884 году в семинариях кафедр истории раскола, а в 1886 году Святейший Синод предписал открыть кафедры по изучению языков народов, населяющих ту губернию, где находится семинария [17].

В апреле 1888 года в Саратове был создан Епархиальный Комитет миссионерского общества. Цель его деятельности — оградить нерусское население губернии от влияния других религий, просветить их светом Христова учения и закрепить в них православную веру [18].

С этой целью в Хвалынском уезде в 1890 году миссионерским обществом была открыта церковно-приходская Чувашско-Кулатская школа, где детям преподавались Закон Божий, церковное пение и наравне с русской грамотой дети обучались чтению и письму на чувашском языке. Чувашское население весьма одобрительно отнеслось к открытию этой школы [19].

Позже, в 1899 году, при епархиальном миссионерском обществе для открытия подобных школ была создана миссия, в которую входили священники, знающие мордовский и чувашский языки. Эта миссия работала под руководством епископа, в ее состав входили — ректор семинарии и наблюдатели епархиального училищного совета [20].

В 1886 году в Саратове была создана Кирилло-Мефодиевская миссионерско-псаломническая школа при Братстве Святого Креста для подготовки псаломщиков-миссионеров. Эта школа воспитала немало проповедников не только для Саратовской, но и для Самарской и Донской епархий [21].

Деятельность миссионеров в уездах нашла широкую поддержку среди местного духовенства и населения. В начале ХХ века во всех уездах действовали местные отделения Братства, кружки ревнителей Православия, попечительские советы.

В Саратове и в центре старообрядчества — в Хвалынском уезде, в селе Сосновая Маза в 1910 году были созданы постоянно действующие двухгодичные миссионерские школы, где будущие проповедники изучали катехизис, церковный Устав и объяснение богослужения, Священную Историю и церковное пение. В Саратове при Александро-Невском кафедральном соборе была создана певческая школа [22].

18 марта 1912 года в селе Николаевка Камышинского уезда были открыты народно-миссионерские курсы [23].

Плодотворная деятельность Братства Святого Креста была высоко оценена Святейшим Синодом, который в начале ХХ века выделил в его фонд специальную денежную дотацию [24].

С разрешения Святейшего Синода от 4 декабря 1913 года в целях удовлетворения духовных потребностей крестьян, выделившихся из сельских общин на отруба, удаленные от приходов, в епархии были созданы две походные церкви. Одна была при Братстве в Саратове, а вторая поручена балашовскому уездному миссионеру о. М. Соловьеву и сердобскому уездному миссионеру о. Исидору Вострякову для служения в Балашовском, Сердобском и Петровском уездах. Священники должны были два раза в год, Великим и Рождественским постами, объезжать деревни, где не было церквей, и совершать требы [25].

С началом Первой мировой войны в Саратов и уездные города стали поступать раненые и беженцы. При Братстве был организован отдел помощи беженцам, на попечении которого были детские приюты: Алексиевский при Серафимовской церкви, Киновийский и Поздеевский, а также богадельня св. Тита Чудотворца.

В Саратове для детей беженцев были открыты школы при церквах: в Духосошественской — две, причем одна из них — для детей иных вероисповеданий; в Красном Кресте или Иоанно-Предтеченской — две школы; в Казанской, в Солдатской слободке — две школы; в Княже-Владимирской — две школы и во всех уездных городах, всего 52 школы для 200 детей [26].

Уездные отделы и приходские советы собирали для беженцев и сирот одежду и обувь. Особенно много сделали Братства Хвалынска и Царицына [27].

30 мая 1915 года саратовский губернатор А.А. Ширинский-Шихматов известил письмом совет Братства о том, что в Казани, Одессе и в других городах активизировали свою деятельность баптистские организации. Они убеждали своих приверженцев отказываться от воинской службы. Губернатор предлагал обратить внимание на их организации в Саратове, Царицыне и Балашове [28].

В 1916 году в Петрограде были ликвидированы общины баптистов, и их проповедники разъехались по городам страны. В том же 1916 году в лазаретах стали появляться баптисты, проводя беседы с ранеными и распространяя свой журнал «Маслина». Братство немедленно приняло меры по пресечению этой пропаганды, направив опытных священников для проведения противосектантских бесед [29].

В годы войны комитет по заведованию чайными и столовыми Братства проводил регулярно миссионерские беседы и лекции. На Верхнем Базаре в чайной-столовой по воскресеньям и понедельникам служили молебны с акафистами, велись беседы и чтения для простого народа с показом световых картин, где присутствовало порой до 300 человек [30].

Преосвященный Иоанникий, основатель Братства Святого Креста, говорил: «Я буду счастлив, когда услышу, что открытое нами Братство покроет своей сетью все приходы епархии» [31]. К своему 50-летнему юбилею Братство пришло активно работающей организацией, члены которой трудились по всей епархии.

На ниве миссионерства служили замечательные проповедники Слова Божия: святой священномученик Константин (Голубев) Богородский, будущий старец Оптинский преподобный Иларион (Пономарев), протоиерей Павел Бобров, святой священномученик Михаил (Платонов) Саратовский, священник Константин Соловьев, священник Павел Шалкинский и многие сотни приходского духовенства.

По причине военного времени юбилей Братства был отмечен скромно. Торжество было ограничено Божественной литургией и благодарственным молебном, которые служил преосвященный Палладий в сослужении духовенства Саратова в Киновийском храме [32].

Революция, Гражданская война, а затем репрессии привели к ликвидации Братства. Киновийский храм после закрытия Спасо-Преображенского монастыря на свое содержание взяли прихожане. В трудные для храма 20-е годы богослужение в нем велось до 1926 года. Постановлением Президиума Саратовского губисполкома от 21 апреля 1926 года предписывалось договор с коллективом верующих расторгнуть и здание храма передать под культурные нужды [33]. Но усилиями верующих храм действовал до 21 октября 1926 года, когда он был окончательно закрыт [34].

На здание Киновии сразу же явилось несколько претендентов: клуб им. Ильича, служащих РУЖД; клуб водников и другие организации [35].

Через семьдесят лет в Постановлении губернатора Саратовской области от 21 октября 1997 года «О мерах по сохранению историко-культурного наследия на территории Саратовской области» в перечне объектов, представляющих историко-культурную ценность, для проведения реставрационных работ на 1998–2000 годы под № 21 значилось «Киновия, середина ХIХ века». Уже прошло девять лет со дня этого постановления, но никакие реставрационные работы пока не ведутся. Здание храма только тогда будет приведено в порядок, когда в нем вновь зазвучат слова молитвы и возгорятся лампады.

________________________

[1] В Пензе епископ Ириней, как впоследствии и в Иркутске, лично наставлял прихожан истинной вере и заботился о просвещении инородцев. Из его многочисленных трудов выделяются: «Инструкция миссионеру среди бурят», «О происхождении двуперстного, троеперстного и имясловного крестного сложения». См.: Полный православный богословский энциклопедический словарь: Репринт. М., 1992. Т. 1. Стлб. 955.

[2] Государственный архив Саратовской области (ГАСО). Ф. 135. Оп. 1. Д. 22. Л. 1–5.

[3] ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 150. Л. 22–23.

[4] ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 236. Л. 2, 4.

[5] ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 602. Л. 1.

[6] ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2621. Л. 4–5.

[7] «Саратовские епархиальные ведомости». 1866. № 44. С. 1500–1501.

[8] Там же.

[9] «Саратовские епархиальные ведомости». 1866. № 43. С. 1464; № 44. С. 1500–1501.

[10] ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 1947. Л. 35–36.

[11] «Саратовские епархиальные ведомости». 1877. № 12. С. 181–183.

[12] «Саратовские епархиальные ведомости». 1876. № 11. С. 206.

[13] «Саратовские епархиальные ведомости». 1876. № 18. С. 286–288.

[14] «Саратовские епархиальные ведомости». 1876. № 18. С. 200.

[15] «Саратовские епархиальные ведомости». 1880. № 3. С. 30.

[16] «Саратовские епархиальные ведомости». 1878. № 42. С. 635–644.

[17] ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 3606. Л. 1.

[18] ГАСО. Ф. 605. Оп. 1. Д. 28. Л. 3.

[19] ГАСО. Ф. 865. Оп. 1. Д. 3. Л. 1–5.

[20] ГАСО. Ф. 865. Оп. 1. Д. 3. Л. 10.

[21] «Саратовский духовный вестник». 1913. № 6. С. 15–17.

[22] ГАСО. Ф. 605. Оп. 1. Д. 23. Л. 1.

[23] «Саратовский духовный вестник». 1913. № 6. С. 15–17.

[24] ГАСО. Ф. 605. Оп. 1. Д. 47. Л. 14.

[25] ГАСО. Ф. 605. Оп. 1. Д. 28. Л. 6, 9.

[26] «Саратовские епархиальные ведомости». 1916. № 31–32. С. 1204–1205.

[27] «Саратовские епархиальные ведомости». 1916. № 30. С. 115–116.

[28] ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 7588. Л. 2–3.

[29] «Саратовские епархиальные ведомости». 1916. № 19. С. 698.

[30] «Саратовские епархиальные ведомости». 1916. № 15–16. С. 575–576.

[31] «Саратовские епархиальные ведомости». 1916. № 33. С. 1244.

[32] «Саратовские епархиальные ведомости». 1916. № 33. С. 1239.

[33] ГАСО. Ф. 521. Оп. 2. Д. 122. Л. 63.

[34] ГАСО. Ф. 521. Оп. 4. Д. 80. Л. 1, 1об.

[35] ГАСО. Ф. 461. Оп. 2. Д. 1а. Л. 112.

 

Источник: Пудовочкина О.К. Братство Святого Креста и миссионерские организации Саратовской епархии XIX — начала XX века // Журнал «Православие и современность». 2007. № 5.